Алексей Ларин (mr_anahata) wrote,
Алексей Ларин
mr_anahata

Русский футбол в жопе

Закрою наконец футбольную тему для себя тут.
Кому скучно — как обычно, используют скроллер на мыши.


Мне кажется, самое репрезентативное в этой истории — видео, где Аршавин делает и говорит то, что он сделал и сказал.
Видео чрезвычайно возмутительное и дикое, спорить невозможно. Не должен футболист так вести себя с прессой и с болельщиками. После такого поведения можно смело говорить, что сборной в стране больше нет. Она себя полностью дискредитировала уже даже не спортивно (это как раз не впервые, но мы всякий раз пытаемся болеть), но морально, этически. Её, впрочем, и без этого нет. Просто по причинам пенсионной непригодности большинства игроков. Так тупо нельзя.
Но больше всего вызывает внутренний резонанс тот факт, что практически всё, что и как говорит там Аршавин — чистая правда.
Оправдывать это поведение, повторяю, невозможно, но не признать, что это комментарии, вполне адекватные ситуации, — тоже никак.


1. Интонации вообще не удивительны. При таких гонорарах, во-первых, непонятно, как усидеть на стуле, не возомнив его троном; во-вторых, непонятно, к чему ещё стремиться. Стремиться попасть в сборную ещё можно. Но после попадания под потолок — стремиться не к чему. Отсутствие стимула — есть конец спортивной карьеры. А чрезмерное богатство в России — попутчик хамства.


2. «За что просить прощения?»
А действительно?
Все вокруг терзают друг друга одним и тем же вопросом: «Что случилось со сборной в матче против греков?»
А вопрос должен быть такой: «Что с ними случилось в матче с чехами?»
На самом деле против Польши и Греции играла совершенно обычная сборная России. Такая, какую, ну например, я помню с 1994 года. Ни влево, ни вправо — точь-в-точь такая же.
Представьте себе это в виде диаграммы. Общий уровень всегда был низенький. И на этом уровне торчала пара-тройка странных вспышек.
Например, матч с Камеруном в 1994 году. 6:1.  Пять голов от Саленко. Ёбнуться, иначе не сказать.
Потом ещё в 1996 на Евро, когда уже так же, как и в случае с Камеруном, всё на свете было просрано, но в последней игре устроили какую-то феерическую ничью с Чехией 3:3.  Крутой был матч на самом деле, но и чешская сборная тогда была огого!
Если уже галопом, то 2008 год всё равно не выпустишь из рассказа, хотя то ещё достижение, если подумать.
Ну и вот этот матч с чехами такая же магнитная аномалия на общем низком уровне команды, едва попадающей на международные турниры.
За что извиняться? За то, что сыграли как обычно? За то, что сборная играет как обычно хуёво, извиняться нужно кой-кому другому.


3. Ну, и самое главное. «Кто-то стоял на поле? Кто-то что-то не делал?»
В детстве папа несколько раз играл со мной в мячик. Мы выходили на некое подобие футбольного поля и пинали мяч вдвоём. Для местных, чтобы яснее: дело происходило на краю парка Железнодорожников между нынешней ж/д больницей на Пирогова и детской поликлиникой на Вокзальной. Там было какое-то подобие газона, хотя с частой кочкой, и на футбол это едва могло быть похоже. И были вкопаны настоящие ворота, а в ранний период на воротах даже была сетка. Газон был отвратительнейший, а сетку потом спиздили — футбол в более-менее человеческом понимании там был невозможен. Но хотя бы это было доступно.
Я не успел и школы окончить, а там уже всё взорвали: нарыли окопов, заложили какой-то фундамент, понатворили строительных деревянных заборов и собачьей охраны. Случайно завернув не туда, можно было нарваться на свору собак и прокачать легкоатлетический скилл с повышенным уровнем спортивной мотивации. Ворот не стало, подобия поля не стало. Сейчас там всё тупо поросло бурьяном, а стройка так и не закончилась. Уже года два как там пытаются взгромоздить очередной нахуй никому не нужный торговый центр. Вдумайтесь, лет 18 прошло с тех пор, как там крупную сокрушительную победу одержали отечественные строительные войска. С тех пор, как и без того пиздец был замещён пиздецом полным.

А во дворе у меня была коробка. Летом она почему-то была засыпана песком, травы не сеяли — хлопотно. Но хоть что-то; спасибо, что не асфальт или грунтовка, хотя и на таких покрытиях играли, хули там. Я даже какое-то время гонял с дворовыми мяч там. В ранние годы по зиме коробку заливали льдом. Я не был и до сих пор не являюсь фанатом хоккея. Хотя дед мне зачем-то дарил какие-то клюшки и шайбы. Пару месяцев назад выяснилось, что в кладовке в родительской квартире клюшка до сих пор стояла. Но кто-то там реально играл в хоккей.
Потом коробка осталась без забора. Потом, разумеется, засрали весь песок (он и так был чёрт знает чем). Потом там надолго вырыли котлован. Потом неохотно закопали. Потом ещё лет через десять сверху поставили уёбищную детскую горку. Вся история.

А в большинстве дворов и вовсе въебашили погреба блять. Просто погреб на весь двор. Дачники там гноили картошку. Кто-то вмонтировал туда пару гаражей. На весь блять двор погреб блять. В одном из таких дворов я жил. Там как раз и тусил весь так называемый «общак». И большей частью кадрового притока это молодёжное сообщество тоже обязано именно дворам с погребами.

А когда я — тоже в школьные времена — пытался заниматься в футбольном клубе «Локомотив», мы играли в летнее время в деревянном ящике. Такая странная хуйня: деревянный полый фундамент (ну то есть тупо ящик), с деревянными стенами. Зачем такая конструкция — я никогда не понимал. Но факт, что половые доски там гнили отменно. И играешь ты, не думая о мяче и воротах, а пересчитывая налету, куда можно наступить, а куда смертельно опасно. Это во дворах по Парижской Коммуне было. Не знаю, что там на счёт клуба, но где стояла коробка — я уже, конечно, не найду.

В такой же коробке мы несколько раз играли в футбол, когда я уже учился в институте. Но чаще там играли в баскет. Впрочем, это было даже ещё большим экстримом, чем та «локомотивовская», и, конечно же, она тоже сгнила к тому моменту, когда я заебался учиться. А зимой нас выгоняли играть на стадион. Ни одна педрила ни разу ни по какому случаю не почистила стадион — ни грейдером, ни совком. Мы выходили с мячом в сугробы по пояс. Такого идиотства со мной не происходило даже в армии позже.

В общем, лично моя футбольная карьера закончилась классе в седьмом. Хотя я — прям как наша сборная — иногда по ничем не объяснимому наитию мог часами возить рылом по полю здоровенных дылд, но в основном играл, конечно, хуёво.

Особо бывалые так называемые «общаковские» из тех самых дворов с погребами мне рассказывали, что даже на зоне возможность поиграть в футбол — редкий праздник.

Если представить, что в этом городе у меня есть сын, и я, как бы мягко говоря, не против того, чтобы он бегал с мячом, — я не представляю. Просто не представляю. В моём-то детстве ничего не было. А я, на секундочку, сверстник того же Аршавина. А теперь и подавно. Я не представляю. Какой футбол, о чём вы.

Недавно собрались реконструировать спорткомплекс практически единственного более-менее живого городского спортивного клуба «Смена». Хотели к Дню города сдать. К 12 июня. Вы не поверите, сгорел нахуй. За какую-то неделю до — нахуй сгорел.

Я всё это к чему.
Спорт — это не про нас. В то время, как зарубежного человека постоянно окружают спортивные площадки, даже на зоне — все играют в футбол, баскетбол, регби, тягают железяки… В это время для нас само приближение к спорту — уже непреодолимая полоса препятствий. В то время, как нормальному человеку важны конкретные достижения в конкретном виде спорта, для нас сам по себе подход к снаряду — уже Подвиг.
Они смогли выйти на поле. И даже не стояли. Для России это — потолок.
Tags: football
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments